zhur_faq


Журналистика. Вопросы и ответы по СМИ

журналистика, реклама, PR, иллюстрирование, издательство, авторское право и пр.


Previous Entry Поделиться
#JESUISJOURNALISTE
lizbet_stein wrote in zhur_faq


Все началось еще в классе так в восьмом. Я тогда училась в гимназии, которую многие мои однокашники старались называть исключительно гимназией, тем самым как бы подчеркивая статусность заведения. На самом деле, "моя бывшая" научила меня многому. У нас было хорошее образование. В частности, мне привили любовь к литературе и трепетное отношение к книге. Восемь лет в школе через дорогу пробежали незаметно. Настало время выбирать - физмат или гуманитарный.
[Читать далее]
Сейчас это звучит забавно, но тогда я задумалась всерьез: "А не сдать ли мне физику?" Физмат у нас был чем-то вроде "элиты". Эти магические шесть букв - своеобразное невидимое клеймо, которое позволяло говорить о всеобщей тупости и снисходительно отзываться о гуманитариях. Мне же никогда не нравилась математика. Я не понимала ее, то ли потому что не любила, то ли не любила, потому что не понимала. Однако программа 9-го класса оказалась по силам даже мне. Уже в середине года я знала, что закончу среднюю школу с одной или двумя четверками - по алгебре и геометрии.


Мне бы в жизни в голову самой не пришло сдавать физику. Я не видела себя ни второй Софьей Ковалевской, ни русской Марией Кюри и вообще уже тогда хотела поступать журфак. Куча физики и математики целых два года - от одного этого на сердце скреблись кошки. А в школе все твердили: "В гум идет только тот, кто не может поступить в физмат, а теперь думай, Лиза, ду-май".


Я подумала и сдала историю. А потом вообще ушла в другую школу. И, если честно, следующие два года в самом обыкновенном общеобразовательном классе были самыми счастливыми в моей жизни.

К тому, что мое образование постоянно критикуют, я уже привыкла. Чем вообще можно удивить человека, который на ЕГЭ вместо английского сдал немецкий? Даже не испанский! Не французский! А немецкий! Сатанинский язык с жутким произношением и длиннющими словами.

- Лиз, Лиз, а как будет ручка по-немецкий?
- Kugelschreiber
- АХХАХАХАХАХХА, ты это слышал? КугэльшРаааайбер!!! А колхоз?

О том, что немецкий в жизни мне не пригодится, я слышала сотни раз. "Он вообще никому не нужен. Учи другой язык," - заявила мне моя одноклассница. Раньше я пыталась спорить, в качестве аргумента, например, приводила тот факт, что немецкий - самый распространенный язык в Европе, а Германия - главный экономический партнер России. Но это же все бесполезно, поэтому теперь в ответ на такие комментарии я просто вежливо улыбаюсь.


Но самое интересное началось именно тогда, когда я решила поступать на журфак. Я могу по пальцам пересчитать тех, кто поддержал меня в этом начинании. Приведу самые обычные комментарии, которые я услышала в прошлом году от людей, когда они узнавали, что я поступаю на факультет журналистики.

"Нормальное образование сначала получи, а с блокнотиком еще успеешь побегать"
"Ой, Лизкааа, ты уверена?"
"Работать будешь много, а потом в девках останешься"
"Про меня напишешь?"
"Ты че, Лиз, на "Первый" не пробиться"
"Ты поедешь на Донбасс и тебя убьют"

Не нужно быть психологом, чтобы проанализировать эмоциональную окраску всех этих комментариев. В словах моих знакомых, которые от журналистики, кстати, далеки, я, в лучшем случае, слышала удивление и непонимание, а в худшем - пренебрежение и сарказм. Найти обоснование ядовитому отношению к профессии журналиста, конечно, можно. Информационные войны, снижение общего уровня грамотности, неквалифицированность, халатность - все это неслучайно приписывают журналистам.


Работать спустя рукава в нашей стране в принципе норма. Как часто приходится читать о смерти больных по вине врачей, ни для кого не секрет, что в школах работают не только педагоги от бога, но и совершенно бездарные учителя, которые, к тому же, не любят детей, инженеры и ученые при запуске ракет допускают ошибки в элементарных математических расчетах. Настоящий специалист на вес золота абсолютно в любой сфере! Так почему же шишки летят только на журналистов?

Я уже молчу про журфаковское образование. Вопрос "чему вас там вообще учат?" стал уже нарицательным. Не так давно интернет буквально взорвал ролик, в котором Владимир Соловьев говорит о высшем образовании журналистов. Суть простая - это ни о чем, это ни про что. По его мнению, после журфака человек не разбирается ни в политике, ни в экономике. А он-то сам где знаний нахвататься успел? Неужели Соловьев хочет сказать, что в Московском институте сплавов и стали гуманитарные дисциплины преподают лучше, чем у нас?!


Вчерашняя встреча с писателем Евгением Гришковцом на факультете филологии стала последней каплей. К сожалению ( или к счастью? ) я не особо знакома с творчеством Гришковца. Любой современной прозе я предпочту хорошую классику. Именно поэтому я подготовила два вопроса напрямую не связанные с его творчеством. Года два назад я прочитала эссе "После трагедии в Одессе мне нечем дышать", где он рассказывает, что из-за разных взглядов на Одесскую Хатынь перестал общаться со своим хорошим другом. Я хотела спросить его, как он считает, возможно ли вообще сохранить дружбу, если взгляды на то, что по сути священно, кардинально разнятся.

Как это обычно бывает, первые минут двадцать гость рассказывает о своей биографии. Оставшиеся часа полтора оставляют на вопросы. Так вот, из 25 минут, я подчеркиваю, из 25 минут рассказа о своей биографии он минут пять уделил тому, чтобы пройтись по журфаковскому образованию, от которого вообще никакой пользы, по его словам нет. Зал дружно зааплодировал. Уже одно это, по-моему, может насторожить. Вместо того, чтобы поделиться жизненным опытом, Гришковец потратил время на то, чтобы вежливо опустить журфак.


Дальше я подняла руку. Теперь привожу практически дословный диалог:

- Елизавета Морская, факультет журналистики, 1 курс ( дружный хохот в зале ) Благодарю за то, что приехали в МГУ. Я, конечно, уже поняла, что ни одна встреча не обходится без критики журфака...
- А я не критикую, я ругаю. ( хохот в зале )
- Хорошо, у меня два вопроса. В Вашей статье "После трагедии на Украине мне нечем дышать" Вы рассказываете о том, что...
- А вы можете нормальные вопросы задавать? Девушка, ну у нас же не интервью. Я писал это два года назад. Какой у вас следующий?
- Как Вы относитесь к личности Башара Асада...
- Ну что за вопросы? Вы же понимаете, что такой вопрос можно задать ЛЮБОМУ человеку. Все, садитесь и больше таких вопросов не задавайте.

Как прокомментировать этот диалог, я не знаю. Все вопросы, которые задавали ему после меня, были связаны исключительно с его книгами. Но перед встречей круг вопросов, которые можно задавать, а которые - нет, обозначен не был. Да и вообще, если он публичный человек, если в своем блоге он часто поднимает социально значимые проблемы, то почему нельзя-то? И зачем своими вежливыми, но не особо приятными ответами-недоответами стараться подчеркнуть якобы убогость журналистов, которые не в состоянии даже нормально сформулировать вопрос? Он даже не дал договорить...

Не буду скрывать, что после такого диалога впечатление от встречи у меня было подпорчено. В результате больше всего мне запомнились не рассказы о его творчестве, а критика журналистов и журфака. В конце вечера Гришковец умудрился ни к селу ни к городу вернуться к полюбившемуся коньку и сказать что-то типа: "Надеюсь, журналисты поймут, что на филфаке все-таки круче".

Я вот думаю, может, он в свое время просто на журфак не поступил? Я не уверена, что в Кемеровском государственном университете, где учился Гришковец, в принципе есть журфак, но этот вопрос не дает мне покоя уже целые сутки... У нас в стране принято ругать и критиковать ВСЕ. Абсолютно ВСЕ. Но этим обычно занимаются не особо грамотные и озлобленные на весь мир люди. Я не хочу ставить под сомнение уровень образования на кемеровском филфаке, но почему-то сразу 1:0 в пользу журфака МГУ.

Писатель, режиссер, актер, он почему-то не подумал о том, что в аудитории филфака могут быть студенты с других факультетов. Он не думал, что его вроде бы вежливые слова и это извечное "чему вас там вообще учат?" ставят под сомнение компетентность преподавателей и качество образования в лучшем университете страны? Разве у него были основания так говорить? Ехала в метро и смотрела сетку расписания: античная литература, древнерусская, история зарубежной журналистики, русский язык, теория литературы, география, экономика, иностранный язык... Интересно, какие из этих предметов, по мнению Гришковца, следовало бы убрать? Потом я прокрутила в голове самые яркие и запоминающиеся моменты, которые подарил мне журфак всего за ДВА месяца учебы. А еще вспомнила целую плеяду гениальных журфаковских профессоров... Интересно, такие имена, как Кучборская и Засурский, ему что-нибудь говорят?


И вдруг стало обидно. За преподавателей, за себя, за то, что поставил под сомнение не только мою компетентность как специалиста в будущем, но и все те возможности, которые предлагает нам университет.

В конце вечера я окликнула нашего гостя:

- Евгений Валерьевич, подпишите книгу, пожалуйста! Морской...
- Да, с удовольствием, фамилия у вас очень красивая. А вы молодец, что не обиделись, не ушли...
- Спасибо большое. До свидания!

Мораль очень проста. Как сказал Владимир Познер: "Сочувствую всем журналистам". Все-таки хорошо, что нас учат не пасовать перед необоснованной критикой. О качестве своего образования я смогу судить только спустя четыре года, но уже сейчас утверждаю: два месяца на журфаке были яркими и плодотворными. На первой лекции по зарубежной журналистике наш преподаватель сказал такую фразу: "Университет даст вам ровно столько, сколько вы сами захотите взять".


Кроме того, в каком бы престижном вузе ты не учился, знаний всегда будет мало. Так что занимайтесь самообразованием! Читайте, пишите, берите второй язык, затем третий, потом еще один..! Ведь раскритиковать можно всегда. Недавно вот узнала, что другие университеты за глаза называют МГУ "шарагой Садовничего". Ну и что теперь делать? Пускай называют, а мы дальше учиться будем. С большим удовольствием!

  • 1
Здравствуйте, Елизавета!

Я читал ваш пост и вспоминал себя. Мне было 21 год, когда я начал работать журналистом на предприятии. И не один раз люди говорили мне прямо в глаза не очень хорошее о журналистах, журналистике и издании, где я работал и продолжаю работать.

Конечно, это задевает, а как иначе? Необоснованная критика неприятна вдвойне.

И все же Гришковец в чем-то прав. Качество преподавания журналистики в среднем оставляет желать лучшего (я не говорю об МГУ, а также других действительно элитарных учебных заведениях, где преподают журналистику). Я сделал такой вывод, когда общался с коллегами, которые учились на журфаке одного вуза, а также читая публикации о качестве образования журналистов.

Да, конечно, многое зависит от самого студента, его желания учиться. И, вместе с тем, многое зависит и от преподавателей, системы образования, в которую должна входить система контроля знаний студентов. В конце концов, любое высшее учебное заведение в теории должно стремится выпускать квалифицированных специалистов. Но это в теории.

Учитывать надо и другие факторы. Так, если уровень образования многих работающих журналистов столь низкий, то, получается, это устраивает работодателей и владельцев СМИ, а также потребителя, который потребляет продукты подобных малообразованных журналистов.

Наше общество переживает далеко не лучшие времена. На мой взгляд, оно глубоко больное. Ведь кто такие эти самые некомпетентные журналисты? Да те же самые члены того самого общества, частью которого они являются, которое их во многом воспитало и сформировало, а теперь с удовольствием критикует. Так, получается, кто кого критикует???

В целом Вы затронули сложную проблему. Ведь дело, в конце концов, не столько в Гришковце и его словах (ну, писатель, ну, любит покритиковать журналистику и журналистов, покрасоваться на публике), а в том, что журналистика в России, если развивать и расширять тему обсуждения, переживает кризис. И это вопрос не только личного характера. Не только затрагивает тему образования. Но и затрагивает вопросы политического характера.

С уважением, Иван.

  • 1
?

Log in